TomkaD - mente et malleo... (tomkad) wrote,
TomkaD - mente et malleo...
tomkad

Categories:

Первые профессиональные мемуары

Наводил порядки на компе и наткнулся на один забавный документик, который был создан мною в 2012 году.  Дело шло к очередному Дню геолога и мой друг (редактор геологического вестника на геофаке) попросил меня набросать пару-другую строчек про трудовые будни геолога-выпускника БГУ.  Мол, как я работаю, что делаю и вообще... Ну чтоб молодняку было интересно, чем же потом ему придется заниматься, распределившись в ту или иную организацию по специальности.

Надо сказать, что как раз в это время я уже дорабатывал последние дни на своём первом официальном рабочем месте в институте "БелГипроводхоз" и уже готовился к переходу на новое место, работа в котором выглядела для меня тем самым "бриллиантовым дымом", который когда-то видел Киса Воробьянинов в подсобке у дворника.

К делу я приступил с большим усердием (собственно, как всегда) и за два-три дня написал развернутую статью.  Другу она очень понравилась, но включить полностью в газету он её не смог - ограничился только выдержками.  Я же решил, что когда-нибудь опубликую её и вот этот день настаёт.



Внимание! В этом посте будет то, чего обычно не бывает в этом журнале: слишком много текста, и вовсе ни одного фото! Так что звиняйте!  Но думаю, что почитать и познакомиться с работой конкретных специалистов в конкретных организациях будет просто интересным:))

Часть 1. «Работа вне полей»

Для специалиста-изыскателя на предприятии аналогичном моему такого понятия в принципе не существует. Я полевик? Полевик. Ну так какая работа может быть у меня вне поля? Бумажная возня с командировочными бланками и подсчеты объемов бурения «в столбик» не в счет.

В такие дни «работа» начинается как у всех цивилизованных граждан в 8.30. Сначала самое главное – отметиться в журнале учета рабочего времени, а затем максимально удобно и «безпаливно» усесться за рабочим столом и… …уснуть. Приличия ради можно окружить себя раскрытыми книгами по «инженерке» и всякого рода СНИПами и ТКП-шками*, но можно и без этого – все равно никто не разбудит.

Ровно в 10.00 когда товарищ напротив (тоже молодой геолог, как и я) ставит ручкой на листке бумаги третью черточку, начинающую следующие полчаса каторги (до обеда он поставит еще 6 таких черточек), в кабинете закипает чайник – наступает первая кофе-пауза в коллективе. Мы же отправляемся в ближайшую пиццерию, чтобы за чашечкой чаю с расстегайчиком ознакомиться с важнейшими мировыми событиями, произошедшими вчера-сегодня – канал «евроньюз» нам в помощь.

К 11 часам мы доходим-таки до родного отдела и узнаем уже ставшую абсолютно нормальной новость – работы не будет. Сегодня никуда не отправят, а значит к обеду нужно будет провернуть небольшую афёру.
Следующие два часа (четыре черточки) на ход нашей работы влияют инновационные достижения компьютерных технологий: «О, счастливчик!», «Сапер», «Куриная месть» и более продвинутые StarCraft и Counter-Strike. «Работа за компьютером» перемежается с прогулками по огромному зданию института, в котором ютятся еще 125(!) организаций. Обязательно также дежурство в «целовалке» (мы еще во времена студенчества так прозвали фойе) возле приемной директора. Заключается оно в простом наблюдении за приходом-уходом в кабинет босса знакомых и не знакомых лиц.

В 12.50 объявляется наивысший уровень готовности – десять минуть до обеда! В это время нужно обязательно находиться в вышеупомянутом фойе и караулить уходящего на обед начальника экспедиции. В 13.00 его добрые грустные глаза встречаются с нашими молящими о пощаде взглядами, и, приостановившись, после небольшой паузы, он говорит:
- Сегодня домой идите, хлопцы. Нечего тут делать…
Мы понимающе киваем в ответ, а про себя с радостью отмечаем – идеальная неделя удалась! Ведь сегодня мы празднуем уже пятую подряд и последнюю на этой неделе победу.

Но бывает и так, что каторжный труд затягивается еще на полдня. Тогда товарищу напротив нужно будет поставить еще 7 черточек на бумаге. Что ж в это время можно провести ставший популярным у нас интеллектуальный поединок. С напарником мы знакомы еще со школы, когда на протяжении трех лет вместе прошли через все испытания олимпиад по географии – «от района до республики». Поэтому нам с ним есть что вспомнить. На пустых бланках журналов статического зондирования с интервалом в 20 сантиметров записываются произвольно всплывающие в памяти интересные заковыристые слова: Ундюлюнг (один из притоков Лены), Пидуруталагала (высшая точка Шри-Ланки), Гран-Бахо-Сан-Хулиан (низшая точка Южной Америки), фоидолит (основная порода щелочного ряда) и пр. Так убивается остаток рабочего «вне полевого» времени. Только вот мне все интересно: что бы подумали остальные сотрудники в отделе, узнай они, что их молодые специалисты вспоминают за день добрую сотню-другую понятий, о которых остальные и в жизни не слыхали?
*СНиП - строительные нормы и правила, ТКП - технический кодекс установившейся практики.

Часть 2. «Полевые будни»

В моем «Гипроводхозе» администрация делит всех сотрудников на две категории: проектировщики (те, кто разрабатывают проекты) и изыскатели (те, кто снабжают проектировщиков исходной информацией для их проектов). Изыскатели в свою очередь делятся на сугубо полевиков и сугубо камеральщиков. Я – изыскатель-полевик. И это вовсе не означает что я геолог. В нашем институте, как и на многих других предприятиях, стараются не использовать таких понятий – ты просто инженер-изыскатель. Отсюда можно тебя и с рейкой по болоту отправить в подчинении геодезистов, можно задействовать тебя в ручном бурении торфа под началом почвоведа, ну а на самый крайний случай можно и геологией заняться.

Сегодня как раз такой крайний случай – меня отправляют в поле в качестве геолога. Это событие всегда вызывает неподдельную радость – ведь более чем за полгода работы у меня были единицы таких выездов! Как и в первый раз с трепетом и некоторым легким страхом я готовлюсь к предстоящей работе: затачиваю карандаши, мну карты, завожу новый буровой журнал, готовлю пакеты и этикетки для образцов… И вот когда начальник дает добро, я спускаюсь в гараж, где кажись меня уже ждет буровая бригада в готовом отправиться на изыскания КАМАЗе…

…Буровики отчаянно гасят в домино со слесарями и механиками в подсобке, им нужно успеть насладиться каждым мгновением любимой игры, потому что буквально через минуту-другую их словно навеки оторвут от стола и от дорогих душе костяшек. При моем появлении они хмуро встают из-за стола - снова пора на работу. Я резво забираюсь в кабину и занимаю центральное место, ко мне присоединяются товарищи. Еще пару минут в раздумьях и, наконец, мы выезжаем на объект. Вот уже который раз, сидя в кабине буровой, я чувствую себя королем дороги (но скорее, наверное, бездорожья) – кругом только махонькие легковушки, готовые встрять чуть ли не в каждой колеине вне трассы, а твоя машина сегодня будет карабкаться и по крутым склонам в условиях полного бездорожья, и возможно даже в болото полезет!

- Жалко, что ты не куришь, - начинает водитель (он же помбура) и затягивается «Короной».
- Да уж действительно жалко! – вторит ему машинист установки, доставая «Форт».
Он расположился справа от меня и поэтому сейчас невольно приходится вдыхать ароматы обеих марок отечественных сигарет. А заодно приходится подумать и о капитальной стирке всех надетых на мне вещей, которые уже в течение первых 10 минут нашего пути насквозь пропахли куревом.

Теперь они довольно улыбаются. И вообще они слишком много улыбаются – еще бы, ведь с ними едет «молодой»! Он-то наверняка ничего еще не знает, да и вообще, наверное недалекий, потому что… ммм… потому что «молодой»! Его нужно обязательно подколоть - тут к гадалке не ходи! Однако они не знают, что и я тоже люблю подкалывать.

На объекте начинается игра в доброго и злого буровика. Злой (как правило это помбур) всячески мешает делать работу: намеренно отвлекает тебя во время описания грунтов; то и дело подкинет гравия в образцы; настоятельно уговаривает пробурить всего одну скважину и набрать из неё образцов на все остальные, а то и не бурить скважины вовсе, а накопать образцов из карьера; ну или просит хотя бы недобурить полметра-метр. «Добрый» буровик (машинист, который управляет станком) успокаивает «злого», при этом все же не добурит те самые полметра от намеченных. Недаром поговорка гласит: «Плох будет тот буровик, который хоть полметра у инженера «не украдет». Ладно, сегодня пускай крадет: по заданию сооружений тут не будет, а геология до скуки однообразна – только лишь моренные суглинки.

Образцы грунтов занимают свои места в ящике, к ним прилагаются этикетки, до конца заполняется журнал – практически все на сегодня уже готово. Устраиваем небольшой перерыв, во время которого подколки продолжаются:
- А что это у тебя? Наушники? Ха-ха-ха! Тыц-тыц-тыц! Бум-бум-бум! Ха-ха-ха! – смеется один.
- Зачем ты все так делаешь подробно? По ГОСТУ? Ха-ха-ха! Да ты с ума сошел! – говорит другой. - Так же не заработаешь никогда! Слушай лучше нас и делай, как мы говорим, тогда все будет хорошо.

В это время у меня зазвонил телефон – пора и мне уже их подколоть. В течении ближайших пары минут звонящий выслушивает мои жалобы адресованные начальнику экспедиции о том, что «ребята ни черта не хотят работать, ленятся, да и вообще их премии давно пора лишить». Как буровики меняются в лицах – они действительно поверили, что я говорю с начальником! Минут через десять я все же признаюсь, что просто пошутил, они вновь улыбаются, но не так уверенно. Сегодня победа за мной, однако не стоит расслабляться – «враг» не дремлет.
А вообще конечно никакие мы не враги, и ребята они хорошие, просто так уж устроен рабочий процесс на производстве: я должен максимально их загружать работой, они в свою очередь должны максимально от этой работы отлынивать. В результате борьбы этих двух противоположностей мы и получим в итоге некоторый очень близкий к реальности результат.

Работа в поле хороша, что ни говори. Только в поле ты по-настоящему чувствуешь себя геологом – свободным и независимым человеком.

12.03.2012г.

Ну а теперь большой ПС: Вспоминаю теперь эти времена с большой ностальгией! Всё же была романтика! Хотя тогда казалось, что её нифига не было! Был замечательный коллектив (он и сейчас есть, просто я там уже не работаю)! Да что там душой кривить - круто было, когда всё же была работа. Родному "Гипроводхозу" я шлю большой привет!


Tags: Геология Беларуси, Разное, Френдам, Я, бред, геология, геофак, несу
Subscribe
promo tomkad december 31, 2024 22:23 189
Buy for 30 tokens
"Кожны чалавек любіць сваю бацькаўшчыну, незалежна ад велічы і хараства сваёй прыроды, ад яе багацця і славы, ад таго дабрабыту, якім яна адорвае сваіх сыноў. Вандроўны жыхар паўночнай тундры любіць сваю суровую бацькаўшчыну не менш, чым жыхар яскравага, поўнага жыцця і фарбаў, багатага…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments